Чтобы быть настоящим байкером, настоящим мотоциклистом, настоящим Наездником, надо… даже не то, что «надо», а обязательно нужно ездить на «дальняк». Это - не покатушки из Сургута в Нижневартовск за 230 км. и обратно. Я - о поездках гораздо дальше. Вот о такой своей поездке и хочу рассказать.

ФОТО-ОТЧЁТ СМОТРЕТЬ В КОНЦЕ ПОСТА

Всё началось примерно весной 2009 года, когда я задумал съездить в Томск. Вообще я думал сделать гораздо большее по расстоянию путешествие, но у меня было две недели. Посему я решил ехать только в Томск. Почему в Томск? Потому что там я провёл одни из лучших 5 лет своей жизни. Я там учился в Томском Государственном Университете Систем Управления и Радиоэлектроники (ТУСУР), – одном из лучших ВУЗов России. И я не преувеличиваю, посмотрите здесь. И хотел навестить старых друзей, заехать в универ, ФЭТ.

Начал я готовиться и готовить мотоцикл Desperado 15 июня. Прикрепил задний кофр, проверил сигналку, проводку, лампочки, болты, рычаги, педали, давление в колёсах, проложил проводку для подключения акустики и навигатора. Многие скажут, что зря перед поездкой лазил в электрику. Но всё же – это было нужно когда-то сделать. Я это сделал, проверив несколько раз правильность всех подключений. Впоследствии в пути у меня не возникло проблем с электрикой. Ни задымлений, ни КЗ.

Выехал 20 июня, днём. Из экипировки на мне были: косуха, шлем, краги, джинсы, ботинки (кожаные, не мотоциклетные). Про дождевик я и не подумал (его просто не было у меня, была только непромокаемая накидка, типа рыбацкой), а зря. Уже к вечеру начал крапать мелкий дождик. Он, конечно, не страшный. Всё высыхало быстро на ветру, не успев промокнуть. Я не спешил, ехал размеренно. Да и к тому же дорога Пыть-Ях – Тобольск – полный «алес». Ночью, около 2-х, я подъехал на большой кемпинг между Салымом и Уватом. Там поставил палатку и заночевал.

Утром проснулся от стука по палатке. Вылез и увидел человека, явно, путешествующего на мотоцикле. Это был Дядя Миша Вартовский. Дяденька за 60 на Варадере. Мы поговорили немного. В том числе о том, что я путешествую впервые, а он второй раз за сезон. Я получил несколько замечаний по экипу, за что ему – спасибо. Затем он поехал в сторону, откуда приехал я. Пока собирал палатку, подъехал Саня Honda из Сургута. Направлялся в Новосибирск. Тоже немного поговорили. Он предложил ехать вместе, мол, по пути. Но я сказал, что буду его только задерживать. Он – на спорте, а я – на чоппере, да ещё и без дождевика. В общем, он согласился, сел на коня и рванул. Я собрался, упаковал мотоцикл и тоже поехал.

Вот тут и начались приключения. Пошёл дождик, но не то, чтобы заморосил, а просто дождик. Одежда сохнуть не успевала. Накидку растрепало. Через пару часов я был весь мокрый, отчего комфорт исчез, и я стал замерзать. Не доезжая до Увата, увидел двух парней, продающих рыбу. Вяленую, сушёную, всякую. Остановился и говорю: «Давайте-ка разведём костёр». Дождь не прекращался. Но, тем не менее, я смог посушить одежду, которую пришлось снять. Оставил на себе только термо-бельё. Сушка заняла около 3-х часов. Дело шло к вечеру. Надев «экип» (в кавычках, т.к. теперь я не называл это мотоциклетной экипировкой), я двинулся дальше. Кайф пропадал по мере намокания одежды. В Увате заехал в кафе, где плотно набил желудок. Набил, потому что вряд ли можно назвать едой то, что там предлагают. И не только там, а на всём пути, где бы я не останавливался, я только набивал, но не ел.

Темнело. Я весь промок. Косуха набухла от воды. Накидка пришла в негодность, и я накрыл ею рюкзак, лежащий на пассажирском сиденье, чтоб не просто так я её вёз. Надо, блин, выполнять свои функции. Хоть рюкзак и не промокал, вода просачивалась сквозь молнии.

До Тобольска оставалось несколько километров. Но увидев гостиницу по дороге, я решил не доезжать до города, а остановиться в ней. Там снял комнату за 400 р. Комната была одним из купе ж/д вагона, переделанного под начлежку. Сходил в баню, попарился, пожарился, поужинал, повесил одежду сушиться над калорифером и лёг спать.

Утром, 22 числа, собрался, укутал ноги полиэтиленом и скотчем и двинулся до Тобольска.  Представьте: едет байкер, весь в чёрном, а ноги в полиэтилене. Смешно, правда? Мне - нет. Надо ехать дальше, и что-то уже делать. И это «что-то» я решил сделать в Тобольске. Нужен дождевик. Я заехал в город в надежде найти мотоциклетный магазин или хотя бы спецодежды. Но встретил Урал с коляской на стоянке, проезжая мимо автомагазина «ВАЗ», или типа того. Решил «была, не была», и заехал на стоянку. Зашёл в магазин, и вижу мотоциклетно одетого человека. Он немного удивился моему прикиду, но потом всё пришло в норму, когда узнал, откуда я и мою историю. Его имя Слава. Мы с ним поездили по магазинам спецодежды. Я купил дождевик, но не мото, а обыкновенный. Затем к нам присоединился Макс на Vulkan-е 800-ке. Слава уехал по делам, а два Макса поехали колесить по городу. Ещё я купил ремень, чтобы пристегнуть сумку и фотоаппарат. Сначала мы заехали к нему в гараж прикинуть на меня обновки. Всё отлично подошло. Дальше была экскурсия по городу. Тобольский Кремль, пушки, вид сверху на город. Я был под впечатлением. Сделали несколько снимков. Затем поехали в кафе, где пили… кофе, конечно, ели еду, говорили. Макс – настоящий мотоциклист, байкер, Наездник. Так прошло часа 3…

Однако, стало темнеть. Макс проводил меня до КПП, где мы пообщались с доблестными сотрудниками ГИБДД, которые указали, где свернут на Вагай. На том и расстались, собственно, пожелав друг другу «ни гвоздя, ни жезла». Заправившись на «Сибнефте», я благополучно проскочил мимо заветного поворота. Проехав метров 150, я не заметил впереди других перекрёстков и развернулся. Дальше повернул направо и по хорошей дороге поехал в сторону Вагая.

Смеркалось. Дождя не было. Колёса шуршали об асфальт, двигатель мерно выдавал рык, создавая вибрацию, распространяющуюся по всему телу. Свистящий ветер возвращал потерянный кайф. Наконец-то!… Жизнь снова наполнялась любовью, и всем остальными хорошими чувствами и вещами.

Проехав Вагай, уже было темно, и я остановился в гостинице, где отдал за одноместный номер 800 р.

23 июня утро было великолепным. Яркое тёплое солнце предвещало первоклассное путешествие по нагретому сухому асфальту.

Ещё бы! Третьи сутки пылают станицы… Хватит!!! Уже пора и наслаждаться.

Дождевик убран, еду в косухе. Солнце нагревает чёрную кожу, ветер - охлаждает. В таком здоровском положении я доехал до Аромашево. Раз останавливался поесть, справить нужду. В Аромашево встретил двух ребят лет 13-14. Намывали свой «ИЖ Планета-5». Они с очень большим интересом расспрашивали меня. Поговорили, я заправился и поехал на Ишим. Проехав кольцо на Голышманово, остановился у кафе поесть. Набив брюхо, снова отправился в путь.

Когда на одометре замаячили цифры 999,9, остановился на обочине запечатлеть сей факт.

Ближе к Ишиму дорога перестала быть ровной, и я держал скорость 50-60 км/ч, объезжая ямки. Асфальт там очень дурацкий. При нагревании от солнца он начинает продавливаться. А ведь это – федеральная трасса «Запад-Восток». В общем, пипец, почти такой же, как Салым-Уват.

В Ишиме встретил немца на двухколёсном BMW. Модель, вроде, R1200 Adventure. Помню: 1200 куб. см. – объём и 33 л. – бак, хватает на 700 км. Ехал в Монголию (и что он там забыл?.. мне такой же вопрос можете задать, пытайте – не скажу). Путешествовал уже третью неделю из Германии через Восточную Европу, Турцию, Кавказ, Россию. Разговаривали на смеси русского и английского. Немецкий – не знаю, кроме слов: Rammstein, Gitler Kaput, Firshtein, Schwarz и negger.  За «сплошную» блюдители порядка на дорогах хотели его развести на 1000 евро, – договорились на 10000 руб. Он спрашивает: «Много?». Я только и покачал головой, сказав, что хватило бы и 1000. Вообще, как он объяснил, «сплошной» – не видел, потому, что она стёрта. Ну, понятно, что красят наши дороги не часто. На том и попался. Да ещё и иностранец, да ещё и немец… Ещё я спросил: «Кто-нибудь едет в ту же сторону?» Два итальянца, тоже на BMW, тоже в Монголию. На том и расстались. Я набил живот  в кафе и отправился в путь дорогу.

Часам к 8-ми вечера я заехал в Омск. Живёт здесь знакомая моих родителей. Очень давние друзья. Вот я и позвонил. Принял душ, бриться не стал. Где это видано ­– путешественник бритый? На следующий день поехали искать мотоботы. Магазинов мотоциклетных не нашёл. Купил в спецодежде отличные ботинки: непромокаемые, жёсткие, высокие. Не хуже мотоботов.

К вечеру заморосил дождь. Асфальт покрылся водой вперемешку с грязью, и я благополучно расстелился на асфальте, оттормаживаясь перед светофором, чтобы не врезаться в бампер впереди идущей машины. Скорость перед падением была уже 3-4 км/ч, но бампер находился в полуметре от колеса. Я дожал тормоза, – колесо заблокировалось, и в мгновение ока я просто упал на правый бок. Тут подбежали пешеходы, помогли встать, т.к. ногу мне зажало. А водители объезжали меня. Хорошо хоть не наезжали… Не поверите, но ни одного синяка. Упал на колено и локоть. Защита всегда на мне. ПОМНИТЕ О ЗАЩИТЕ, ОДЕВАЙТЕ ЕЁ ВСЕГДА – она убережёт от травм и спасёт вам жизнь. Одежда на мне херовая, но защита есть. Это – главное. Сам я остался цел, но порвал дождевик. Мотоциклу тоже досталось. Повело крепление руля к вилке и крепление кофра. Они и приняли на себя вес Desperado, масса которого вместе со мной и снаряжением составляла около 300-т кг. С кривым рулём я доехал до ближайшего СТО, где выправил руль при помощи танца с бубном и не хитрыми манипуляциями монтировки. Кофр тоже заставил встать на место.

Уговаривали меня уже трое (знакомая родителей, её супруг и дочь) остаться ещё на ночь. Но мне хватило Омска сполна, и я решил ехать дальше. При выезде из города дождь закончился, асфальт начал подсыхать. Вечерело. В ночь я двинулся на Новосибирск.

Дорога просто пела. Ночью люблю ездить, – машин мало. Но хорошо ночью ездить, если ровный асфальт, широкое полотно, погода позволяет и тепло. Иначе – не стоит. Опасно это. Скажите: «Вообще, на мотоцикле опасно». Ну да! Как говорит Бульба Сумкин: «Опасное это дело, Фёдор, – из дому выходить. То кошелёк подрежут, то самого!» Так что, решать вам…

По дороге останавливался у кафе, утром ещё раз на большом кемпинге. Поехал дальше, но усталость дала о себе знать. Начал клевать. Останавливался несколько раз проветрить голову, но это не помогало. Решил поставить палатку и стал искать свороток. Увидел надпись типа «Гадюкино» и повернул. Проехал с километр, ещё через метров 300 начиналась деревня. Я остановился и стал распаковывать палатку. Тут подъехала «копейка». Разговорились. Мне и говорят, мол, поехали у нас поспишь на кровати, всё такое. Поехал. Поспал 4 часа на кровати в доме, в котором был просто срач. Никто, правда, не мешал. Накормили, напоили. «В добрый путь» пожелали. Дядька был в возрасти и 3 пацана разных по годам, и ещё какой-то мужик явно с бодуна (по слухам, только что вышедший с двухнедельного запоя). В общем, люди добрые. Вроде ничего не спиздили. Я их отблагодарил деньгами. Хотя, думаю, что с успехом поспал бы и в палатке. Абсолютно бесплатно. Не впервой.

А к обеду был уже в Новосибирске. Люблю правильные города, в которые не надо заезжать. Вот, Новосибирск – правильный город. Объехал его стороной и помчался на Колывань. Через Юргу дорога, говорят, «не очень». Проехал его без эксцессов. А в Новотроицке (вроде там) встретил банду байкеров, пока заправлялся. Детки, лет 12-13, разъезжали на скутерах и маленьких таких мотоциклах. Детей, наверно, штук десять. Всем скопом подъехали на заправку. Пока заправлялись, успел задать пару вопросов одной крутанской девочке в крутанском мотокомбезе на крутанском маленьком эндуро. Оставили впечатление…

Дальше дорога шла на Томск. Я приближался. Шоссе большей частью было ровным, но иногда попадались перерытые участки без асфальта, укатанные шинами. День был солнечным, но к вечеру закапал дождь. Километров за 50 я остановился одеть коцаный дождевик.

В тёплую дождливую погоду в дождевике ехать вообще не комфортно. Потеешь, а влага не испаряется. Спасает только термобельё, которое выводит влагу с кожи. Но остаётся она на внутренней поверхности дождевика. Вообще, почти всегда одеваю термобельё. В прахладу – сохраняет тепло, в жару – выводит влагу, не прилипаешь к одежде. Очень полезная вещь.

Вот я, наконец, проезжаю мост над Томью и въезжаю в город Томск. Остановился сразу у лагерного сада. Тучи разошлись, и я снял дождевик, оставшись в косухе. Дальше я достаю из широких штанин… И все мне кричат: «Эй, гражданина, ты туда не ходи, ты сюда ходи. А то снег башка попадёт, – совсем мёртвый будешь». Какой снег? – лето ведь. Достаю, стало быть, мобилу. А вы что подумали? Siemens – называется. И звоню другу: «Алло, Жека, здорова, это я. Я в Томске». «Здорова», – говорит, – «Давай ко мне».

Еду по Нахимова, проезжаю «Южку» и за город километров 5. Пиво – нам, жене его – вино, дитю – сок. Бла-бла-бла. Говорили долго и обо всём. Не виделись 4 года. Много чего накопилось рассказать.

На следующий день отправился по городу мотаться. Заехал на мойку – отмыть коня. Потом сушил под сиденьем, – всё залили нахрен. Заехал в ФЭТ – поговорили по душам с зам. декана, встретился с однокурсниками, которые там работают. Надолго задержался в «Засаде», где познакомился с местными байкерами. Классные ребята. С японцем, который едет в кругосвет на мотоцикле. Настоящий японец. Паспорт проверили, чтобы это был не Хант какой-нибудь.

В другой день созвонился с одногруппниками и знакомыми. Быстренько всех собрал – нажраться. В смысле, аккуратно провести время в кафе за чашкой кофе (двое – были на машинах четырёхколёсных, негодяи), пива (остальные были не на машинах), водки (кто проделал долгий путь и кто был солидарен с тем, кто проделал долгий путь). Тихо мирно посидели до закрытия кафе и поехали,…  я не помню, куда меня везли, в какой-то клуб.

В клубе, сделав несколько телодвижений на танцполе, я отправился вызывать Ихтиандра. Выпитое в кафе оставаться во мне не хотело. Но пока происходил контакт, мои друзья решили, что я свалил (это потом они мне сказали так), и свалили сами. Вот гады. Осталась только подруга моей супруги. Но и она вскоре тоже уехала домой на такси, оставив меня в одиночестве. И я, как одинокий одиночка на одинокой дороге, занял место у бара. Двоение в глазах не проходило, но мутить перестало, и я заказал кофе. Потом заказал ещё что-то поесть. Потом снова кофе. Остаток ночи я провёл в думах о смысле жизни. К утру состояние сменилось на «бодрое». Исчезли люди. Остались самые стойкие – кто пришёл оттянуться, или кто – никого не снял или не снялся. И я – со своей бодрой, но всё ещё тяжёлой головой у стойки бара за чашкой кофе.

Хотелось спать. Я покинул здание, и выйдя на свежий воздух, ощутил прелести жизни. Ещё бы. После того, как наквасился, протрезвел и наконец вдохнул утреннюю прохладу ещё незагаженного городского воздуха. Взял такси и поехал к другу. Отсыпался до часу дня… Жека смеялся над историей, и тоже подтвердил, что «гады».

Голова была свежа, и я направился колесить по Томску в поисках мотомагазинов. Заехал в «Акселератор», где приобрёл мотоциклетный дождевик и ещё один подшлемник, более тёплый, чем тот, что был. Смазал цепь там же. Потом поехал в «Мототочку». Купил ветровик, чтоб меня не сдувало, ботинки «казачки» (высокие плотные с тупым носом – давно такие искал), майку, цепь на штаны цеплять брелоки, боковые кофры. Всё это там же и надел.

В одну из ночей (хотя был просто поздний вечер, часов пол двенадцатого), когда я возвращался с из «Засады» к другу ночевать, он не ответил на звонок (звонил потому, что частный дом и «Злая собака», которая с добротой виляет хвостом, мол, подходи, приласкай, а клыки так и сверкают…). Не дозвонившись, я вернулся в «Засаду», где встретил Саню на Голде (Honda GoldWing GL-1800) из Москвы. Мы разговорились, поседев на диване и выпив кофэ. У него в Томске дела, и он снимает квартиру - двушку. Поэтому без проблем пригласил меня заночевать. Мы сели на коней и поехали до стоянки, где их и оставили. Пешком дошли до дома. Ещё пару часов вели беседы за чашкой чая. Да-да, чая, не пива/водки, – завтра нужно было быть нормальными. Часам к 4-м ночи глаза стали слипаться, и мы разбежались по комнатам. Где-то в десять утра вновь завели мотоциклы, и пофотавшись, разъехались в свои стороны. Саня оставил впечатление успешного свободного человека.

На День Рождения супруги Жеки тоже немножко гульнул. Действительно немножко, потому что затем было наше собрание в кафе, о котором шла речь выше. Подарил ей байкерскую цепь на память обо мне.

Проведя в Томске 6 полных дней и 7 ночей, 3-го июля рано утром я сгрузился на Desperado. Попрощавшись с Жекой и поблагодарив его за гостеприимство, я накрутил ручку и был таков. Обратный путь занял 3-ое суток с остановками набить желудок и справить нужду.

Однажды около 3-х ночи хотел поставить палатку у большого кемпинга, где-то перед Омском. Поставил и даже лёг спать, но не успел уснуть, как постучался охранник, сказав «Нельзя, однако, здесь ставить палатку». Можно где-то «Там». Пока собрал и упаковал всё обратно, над горизонтом засияло солнце. Я зашёл в кафе, опрокинул пару тарелок чего-то, вроде, съедобного, и завёл мотоцикл. Ко мне подошёл охранник и пожелал удачи на дороге, видимо осознавая вину в моём невыспанном состоянии. Я ухмыльнулся и ответил «Спасибо», затем спокойно выехал на трассу.

Новосибирск, Омск, Ишим и другие населённые пункты проехал нормально. Только вот ночью после Новосибирска загорелась лампа температуры охлаждающей жидкости. Я остановился проверить. На ощупь двигатель был нормальной температуры. Я решил подождать, пока остынет. Но так как встал на обочине, оставил включенным свет. Ждал минут тридцать, – аккумулятор, естественно сел, – стартер не схватил. Хорошо, что это мотоцикл, – вес то не большой. Включил «вторую» и завёл с толкача. Лампа осталась гореть. Стало быть, накрылся либо датчик температуры, либо вентилятор. Ехать-то надо, и я поехал дальше. До самого дома лампа то загоралась, то гасла. То же касается вентилятора, он то включался уже при холодном двигателе, то не выключался очень долго. Но на работе двигателя это никак не сказывалось, и я продолжал поездку. Позже я обнаружил проблему, сняв с радиатора защитную решётку. Он был весь в грязи, потому и плохо охлаждался, потому и горела иногда лампа, и работал вентилятор.

Заехав в 5 утра в Тобольск, я заночевал в «гостинице» рядом с КПП. В 11:00 я заехал в город и позвонил Славе и Максу, и мы договорились встретиться. Собралась компания 5 человек вместе со мной. Съездили на берег Иртыша. Погода – пела: солнце сияло, вода – блестела. Ребята пили пиво, а я… – не пил пиво. Через 4 часа мы мирно распрощались в приподнятом настроении.

Я продолжил свой путь по херовой дороге, которая продолжалась почти до Пыть-Яха. Подъезжая к последнему, зарядил сначала дождик (уговаривать одеть дождевик меня не надо было), а потом пошёл уже хороши ливень. Похолодало. Я только и успевал стирать грязь с визора. Я сделал остановку в Нефтеюганске с целью заправить байк, потом ещё одну – в Сургуте у авторынка с целью погреться. Вот, собственно, я почти дома. Но мотоцикл надо поставить в гараж на отдых.

Доехав до Фёдоровки утром 6-го июля, меня встретили родители у подъезда своего дома. Поклажа и я были сняты с мотоцикла, а сам мотоцикл поставлен в гараж.

Следующий день был банным. Suzuki Desperado снова заблестел хромом и налился свежестью, отражая на чёрных глянцевых крыльях чистое небо. Лампа температуры не горела, вентилятор работал в нормальном режиме.

Вместо заключения.

За время путешествия был пройден путь в 4973 км. (+/–); 170 км. – намотал в Томске.

Но «Iron butt» – мне не светит, – 1000 миль (1609 км.) за сутки не прошёл.

В итоге: ноги, руки, жопа – деревянные, душа – в шоколаде.

Фотографии: